«Его вели Трое…». Уникальный опыт духовного ученичества Б.Н. Абрамова*

Автор: | 03.08.2018

«Свет Утренней Звезды», № 2(110) от 31 октября 2017 г.                         

2 августа 2017 года международная культурная общественность отмечает 120 лет со дня рождения Бориса Николаевича Абрамова (1897 – 1972), яркого представителя отечественной духовной культуры, философа, художника, поэта, музыканта; ученика Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов.

 

Родившись как философ в восточном центре русской эмиграции в Харбине (Китай), он продолжил свой труд в России. Его Записи, известные сегодня как серия книг «Грани Агни Йоги», стали значительной страницей в истории формирования философии космической реальности и, по замечанию академика Л.В. Шапошниковой, «важнейшим комментарием к Учению [Живой Этики]» [1, с. 11].

Духовный путь Б.Н. Абрамова – ускоренный и необычный, был детально запечатлен им в более чем пятидесяти тетрадях с Записями, ставшими неотъемлемой частью его каждодневности. Он вел их, начиная с 1940-х годов и до последнего дня жизни – 6 сентября 1972 года. Как отмечал ученик Бориса Николаевича Борис Андреевич Данилов, необычность его духовного пути проявилась в том, что он шел при одновременном руководстве троих – Николая Константиновича Рериха, Елены Ивановны Рерих и Великого Учителя. «Такого мощного энергетического потенциала, который был направлен на одного ученика, <…> такого опыта история еще не знала, – пишет Данилов. – Но это, безусловно, входило в Планы Великого Учителя. И становится понятна фраза из Записей: “До сих пор не было еще написано рукой человеческой ничего подобного им”» [2, с. 52].

Первым наставником и учителем на жизненном пути Б.Н. Абрамова стал Николай Константинович Рерих, известный художник-мыслитель, ученый, путешественник и общественный деятель. Они встретились в Харбине в 1934 году. Рерих прибыл сюда со старшим сыном Юрием Николаевичем во время Маньчжурской экспедиции (1934 – 1935). Абрамов к тому времени прожил здесь около четырнадцати лет, выехав из России после грозовых революционных событий 1917 года.

Геокультурное пространство Харбина того времени «гудело русскостью» (О.А. Уроженко), и для представителей русской эмигрантской интеллигенции, с уважением относившейся к Рериху, приезд Николая Константиновича стал большим событием. Многие были знакомы с творчеством художника и книгами Живой Этики, свободно лежавшими на прилавках местных книжных магазинов [3, с. 160]. В Харбине Николай Константинович провел несколько публичных выступлений, принял участие в учреждении Русского комитета Пакта Рериха [4] и организовал небольшую группу по изучению книг Живой Этики. В эту группу, наряду с Е.П. Инге, П.А. Чистяковым, А.П. Хейдоком, вошел и Борис Николаевич Абрамов вместе со своей супругой Ниной Ивановной. «Из всей группы признанных учеников Николай Константинович выделил двух и вручил им привезенные из Гималаев кольца ученичества как знак особого доверия и духовной близости, – пишет Б.А. Данилов в очерке «Весть принесший». – Этими избранными были Б.Н. Абрамов и А.П. Хейдок. <…> Получение колец в первые дни знакомства говорит само за себя, это было не только предвидением их будущих достижений, но и признанием их прошлых духовных трудов» [5, с. 9].

Судьбоносная встреча с Николаем Константиновичем внесла в хаос жизни Бориса Николаевича Абрамова, говоря словами Рериха, и «истинное творчество, и радость духа, и тишину рождающую» [6]. Художник открыл для него философию космической реальности, приобщив к основам Живой Этики, и стал его земным Учителем, или, по-восточному, Гуру. Водительство Николая Константиновича продолжалось и после его отъезда из Манчжурии в Индию – шла переписка. Борис Николаевич делился с Даниловым и говорил, что «у него такое ощущение, что Гуру никуда не уезжал, что он был как бы рядом и что его присутствие реально ощущалось» [5, с. 10].

Напитываясь знаниями, полученными от Николая Константиновича и из книг Живой Этики, Абрамов учился претворять их на практике, в гуще жизни. В Учении он находил ответы на многие вопросы, волновавшие его. Оно наполняло его сознание реальностью существования мира Высшего. Под ударами жизненных обстоятельств в нем формировались духовная устремленность и несгибаемая преданность Великому Учителю – «Создателю нашего сознания» [7, с. 38], Великому и Единому Покровителю и Спасителю [7, с. 47], претерпевшему, как писала Елена Ивановна Рерих, «все ужасы и муки земного ада и указавшего путь искупления деяниями самоотвержения и Любви во имя Общего Блага» [7, с. 283].

Первые Записи из высокого Источника Борис Николаевич начал фиксировать на бумаге в 1940-е годы. Об этом, новом для него, явлении он написал в письме Николаю Константиновичу с просьбой дать ему оценку. Ответ пришел не от Николая Константиновича, а от его «другини, спутницы, вдохновительницы», Елены Ивановны Рерих. Еще в 1936 году она советовала супругам Абрамовым записывать свои духовные переживания. «Все это чрезвычайно важно и с годами сложится в замечательную хронику», – писала она [8, с. 140]. А ее отзыв о Записях Бориса Николаевича теперь широко известен: «…с радостью, троекратно, подтверждаю то, что Вы передаете мне, как именно исходящее из Высшего Источника. <…> Итак, не опасайтесь некоторого сомнения в себя, в свои силы, но вложите все доверие во Владыку и стремитесь лишь выполнить возложенную на Вас миссию – уявиться свидетелем проявлений Великого Владыки. Очень хотела бы иметь еще строки Изречений, явленных Вам. Храните эти жемчужины…» [7, с. 501].

Так просто и естественно начал складываться узор сотрудничества Б.Н. Абрамова со старшими Рерихами и Великим Учителем. И эту связь он бережно пронес в своем сердце через всю жизнь. В письме к Елене Ивановне от 7 октября 1952 года Борис Николаевич писал: «Для меня наш Любимый (Н.К. Рерих. – Е.К.), Матерь и В[еликий] Вл[адыка] [–] вот все мое. У меня нет других и не будет. Я из однолюбов Иер[архии]» [9, с. 24].

Елена Ивановна вела постоянную переписку с Борисом Николаевичем и Ниной Ивановной Абрамовыми с 1950 года. В своих письмах она писала им о необходимости совершенствования, о взращивании в себе любви и преданности к Великому Образу Учителя, давала ценные советы по здоровью и преодолению жизненных трудностей. Из Индии она отправила Абрамовым вместе с письмом от 4 декабря 1950 года Изображение Учителя, «наиболее близкое Оригиналу» из всех ей известных [10, с. 448]. Это Изображение вместе с кольцом, полученным от Николая Константиновича, Борис Николаевич бережно хранил. Образ Учителя постоянно поддерживал его и давал силы жить, творя предначертанный ему Судьбой подвиг.

Для Абрамова переписка с Еленой Ивановной Рерих имела колоссальное значение. «В этих письмах, – отмечает Людмила Васильевна Шапошникова, – представлена вся история восхождения Бориса Николаевича на реальные и истинные Высоты совершенствования» [1, с. 13]. Во всей полноте в них раскрывается и глубокая материнская природа Елены Ивановны, ее бережное отношение к своему «третьему сыну». В общении с Еленой Ивановной в сознании Бориса Николаевича крепнут мысли о подвиге, а в сердце все сильнее разгорается любовь к Великому Учителю. Подвиг и любовь к Высшему становятся фундаментом его внутренней жизни. «… Я писал Вам о ноше непомерной, а теперь прошу добавить к ней еще одно слово: подвиг, – пишет он ей в письме 1950 года. – Отныне все, что имею и внутри и вне себя, отдаю В[еликому] В[ладыке]» [9, с. 19].

Борис Николаевич регулярно посылал Елене Ивановне свои Записи мыслей Учителя, всегда жизненные и насущные, отвечающие моменту. Она ценила их высоко, радуясь, что «сын Борис может много укрепиться в своей способности улавливать Мысли В[еликого] В[ладыки]», для чего «нужно мужество и терпение непреоборимое» [7, с. 316]. Их письма говорят о нарастающей духовной близости между ними. Устремление Бориса Николаевича к своей «родной и единственной» [9, с. 17] духовной матери было столь сильным, что он стал записывать мысли Елены Ивановны, направленные к нему. Об этом свидетельствуют опубликованные письма Бориса Николаевича из архива Международного Центра Рерихов [9].

В первой половине 1950-х годов Елена Ивановна несколько раз писала Борису Николаевичу о достижении им высокой духовной ступени Архата [7, с. 523], что было ему необходимо для осуществления его особой миссии – свидетеля «проявлений Великого Владыки» в России. Он вернулся на Родину в 1959 году, уже после ухода Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов, став также свидетелем и их проявлений. «Силу ушедших Моих придется на свои плечи тебе взять, – Говорил ему Учитель еще в 1954 году. – С уходом Гуру сила твоя возросла и умножилась. С уходом Матери возрастет вдесятеро. Кто же посильно заменит ее, не сын ли?» [11, с. 68].

Учитель, Матерь Агни Йоги и Гуру продолжали вести своего ученика по пути огненного преображения. В 1956 году Борис Николаевич стал получать, как и писала ему Елена Ивановна в письмах, первые «знаки привета» [7, с. 225] от нее и Гуру. В том же году ему была дана возможность «через Матерь Агни Йоги с Великой Матерью войти в Общение» [12, с. 415]. Так «сын Земли», приобщившись духом к Царству Вечности, преломляя в кристалле своего сознания Лучи-мысли своих Ведущих, оформлял их в огненном процессе Записей в формы мысли земной, доступной людям. «Только так огненная энергия — с ее высочайшими напряжениями и нагнетениями, скоростью, легкостью, всюдупроходимостью … могла быть воспринята на Земле хотя бы в малой доле. Без этого процесса “страницы Записей остались бы чистыми и никто никогда не увидел бы мысли Мои, — замечал Учитель, — запечатленными явно”» [13, с. 12].

Борис Николаевич Абрамов жил в исторически сложный период – на изломе эпох, когда, говоря словами Учителя, «время пришло вдохнуть новые энергии в сердца человеческие… Кровь Нового Завета, то есть дух новой жизни, нового Учения Жизни…» [12, с 560]. И этот дух новой жизни Борис Николаевич огненно нес в своем микрокосме, зажигая им сердца людей. Продолжает зажигать он их и сейчас через страницы Записей, переданных его Ведущими «в формах и образах и языком, доступным современной ступени развития человечества» [12, с. 226].

 Е.С. Кулакова, г. Новокузнецк

*Доклад, прозвучавший на общественно-научной конференции «”Чтобы приблизить Учение к жизни”: Грани Агни Йоги о проблеме защиты ценностей Культуры» 2 августа 2017 года в Москве.

 

Литература

  1. Шапошникова Л.В. «Мой сын Борис…» // Он прошёл рядом с нами: Сборник, посвящённый 110-летию со дня рождения Б.Н. Абрамова. Новокузнецк. 2007. С. 9 – 17.
  2. Данилов Б.А. Послесловие к книге «Грани Агни Йоги. 1972 г.» // «И Борис принесет кирпич на построение Нового Храма»: Сборник избранных статей, выступлений, писем, воспоминаний, посвященный 85-летию со дня рождения Б.А. Данилова. Новокузнецк, 2013. С. 50 – 53.
  3. Данилов Б.А. Будем мыслить о будущем // «И Борис принесет кирпич на построение Нового Храма»: Сборник избранных статей, выступлений, писем, воспоминаний, посвященный 85-летию со дня рождения Б.А. Данилова. Новокузнецк, 2013. С. 157 – 168.
  4. Быстрянцева Л.А. Исторический очерк строительства и развития КВЖД и Харбина. Пакт Рериха в Харбине // Восход. 2008. № 1. С. 11 – 16.
  5. Данилов Б.А. Весть принесший. Новосибирск: АЛГИМ, 1997.
  6. Рерих Н.К. Страны и народы Востока. М., 1972. Вып. XIV. С. 215.
  7. Рерих Е.И. Письма: в 9 т. Т. 9. М.: МЦР, 2009.
  8. Рерих Е.И. Письма: в 9 т. Т. 4. М.: МЦР, 2002.
  9. По праву сыновства. Письма Б.Н. Абрамова к Е.И. Рерих // Культура и время. 2008. № 2. С. 17 – 25.
  10. Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 8. М.: МЦР, 2008.
  11. Грани Агни Йоги. 1954. Новосибирск: Алгим, 2011.
  12. Грани Агни Йоги. 1956. Новосибирск: Алгим, 2009.
  13. Уроженко О.А. Философия космической реальности в наследии Б.Н. Абрамова: к постановке проблемы // Пути Духа – пути Культуры: Материалы XI Международного общественно-научного форума, посвященного 115-летию со дня рождения Б.Н. Абрамова. Москва – Венев – Куликово поле (Тула), 18 – 20 августа 2012 г. IV Кузбасские Чтения памяти Б.Н. Абрамова: доклады и выступления. Новокузнецк, 30 июля 2011 г. V Кузбасские чтения памяти Б.Н. Абрамова: доклады и выступления. Новокузнецк, 3 – 4 августа 2013 г. Новокузнецк, 2015. С. 10 – 40.

 

 

 

(Visited 78 times, 1 visits today)

Добавить комментарий